Music Phone Banner


Борис Тараканов

М. Равель, "Болеро" и "Павана на смерть инфанты".

Существует расхожее заблуждение, что Равель это, прежде всего, "Болеро". Ошибочность этого высказывания прекрасно доказывается подборкой произведений на диске Rose Ravel (44001) "Bolero" — на мой взгляд, одном из наиболее ярких в "The Rose Collection".

Хотя, "Болеро", этот как раз то, что известно всем: "от рокера, до хакера". Каких только ассоциаций не приписывали этому произведению за 60 лет его существования! Начиная с каравана, мирно идущего через бескрайнюю пустыню и, наконец-то, упирающегося в долгожданный оазис, продолжая идеей коллективной медитации и заканчивая... половым актом. Последнее обстоятельство, кстати, надоумило одну экзальтированную московскую художницу создать под впечатлением музыки Равеля психоделическое полотно в стиле, не поддающемся идентификации, и со скромным названием "Железный оргазм на оранжевом фоне". Картина несколько дней провисела в выставочном зале на Кузнецком мосту. Знатоки с задумчивым видом вставали перед ней, тЕрли носы и подбородки, кивали и со знанием дела говорили друг другу: "Да, это действительно навеяно "Болеро". Да...". Ну что же, каждый из нас ищет в музыке то, что ищет. Кстати, психоаналитики тоже внесли свою лепту в объяснение феномена "Болеро", объяснив, что использование на протяжении четырнадцати минут одной и той же мелодии, обряжаемой при каждом проведении в новый тембровый наряд, есть ни что иное, как проявление одной из навязчивых идей, которыми Равель начал страдать к пятидесяти годам. Уж не знаю, откуда они выкопали такие сведения...

Вывод из всех этих утверждений, диагнозов и просто сплетен один — перед нами действительно феноменальное произведение.

"Болеро" было написано Равелем в 1928 году по заказу балерины Иды Рубинштейн, но хореографическая судьба сочинения оказалось весьма недолговечной — несколько раз Ида Рубинштейн станцевала этот танец на столе в костюме цыганки, после чего "Болеро" благополучно перекочевало в концертные залы. Попытки возвратить ему танцевальный характер периодически предпринимаются различными хореографическими коллективами (даже Майя Плисецкая отдала должное этой идее), но дальше разовых акций это обычно не идет. Собственно, ничего удивительного — медитативность и особая энергетика "Болеро" не терпят никакой искусственной визуализации.

Исполнение "Болеро", записанное на диске, мне, в общем и целом, понравилось. Дирижер Samo Hubad добивается от Radio Symphony Orchestra Ljubljana адекватного подхода к каждому проведению основной темы и прекрасно приводит ее к кульминации, когда вступает весь оркестр, и апофеозному финалу. В общем, тот случай, когда дирижер хорошо чувствует само произведение и способен максимально донести его до исполнителей. Случается, правда, что оркестр иногда при этом вступает не очень чисто, но в данном случае это "грех в пределах допустимого".

Одним из следующих номеров идет знаменитая "Павана на смерть инфанты", которую, на мой взгляд, прекрасно исполнили скрипач Oliver Colbetntson и пианист Erich Appel (трек No 7). Не знаю почему, но, пожалуй, впервые у меня не возникло желания выяснять подробности и малоизвестные факты из истории создания этого произведения, как это было, например, в случаях с Орфом, Генделем или Вивальди. Решил все оставить так, как есть, то есть на уровне "персонального восприятия". Раньше мне была знакома только обворожительная оркестровая версия "Паваны". Смело могу утверждать, что редакция для скрипки и фортепиано ничуть не хуже, а может быть даже... впрочем, нет, — это было бы уже слишком смелым заявлением, так что от радикальной оценки пока воздержусь. Но обязательно послушаю именно эту редакцию, когда чрезмерно устану или загрущу...

Эта музыка обладает очарованием осени (*). Точнее того периода осени, когда она уже перестает быть золотой, но еще не успевает стать поздней. В это время осень бывает спокойной и рассудительной... Или так: представьте себе бархатное звучание скрипки на золотом шелковом фоне фортепьянного аккомпанимента. Представили? А теперь добавьте к этому редчайшую серебристую яшму задумчивой грустной мелодии и... додумайте сами, что со всем этим сделать. Что сделал я? Прежде всего, с удовольствием пополнил свою фонотеку.

Кроме "Болеро" и "Паваны" на диске записаны: небольшой, но очень приятный цикл "Вальсы торжественные и сентиментальные" в исполнении Austrian Radio Symphony Orchestra (ORF), Cond. Milan Horvat, а также Соль-мажорный Концерт для фортепиано с оркестром (с просто божественной медленной частью — трек No 9) и "Цыганская рапсодия" для скрипки, фортепиано и оркестра (Radio Symphony Orchestra Ljubljana). Весьма изысканная музыка, не на всякое восприятие — в плане ассоциативного сравнения можно предложить картины раннего Матиса и позднего Ренуара, которые тоже нравятся далеко не всем. Эти произведения Равеля, скорее, на любителя, нежели на широкого слушателя, но уважающий себя фонотеке они не помешают — в конце концов оба сочинения хорошо исполнены и помогают понять многогранность музыки Равеля.

Заранее хочу попросить прощение за безобразное качество звуковых иллюстраций. Сами понимаете, RealAudio - средство не для классики.


Copyright 1998 Борис Тараканов

E-mail tboris@hotmail.com
Home page www.tarakanov.net

Музыкальные обзоры Бориса Тараканова

отправить свои комментарии, пожелания, предложения и т.д.


Обзоры этого автора
Сергей Прокофьев - Опера "Война и мир"
Христоф Виллибальд Глюк "Орфей и Эвридика"
Дж. Россини "Stabat Mater"
Габриель Форе. "Реквием"
С.И. Танеев, кантата "Иоанн Дамаскин"
М. Равель, "Болеро" и "Павана на смерть инфанты"
Giacomo Puccini, "Messa di Gloria"
Э. Григ, сюиты "Пер Гюнт" и концерт для ф-но с оркестром.
Haydn - Collection
Бах - Бранденбургский концерт
Гендель "Ода на день Св. Цецилии"
Джузеппе Верди "Трубадур"
Вивальди "Времена года"
Карл Орф "Carmina Burana"
Гендель "Музыкa на воде"


[Первая страница]
[Обзоры]
[Рок энциклопедия]
[Музей]

Music Phone Banner