Music Phone Banner


Борис Тараканов

Сергей Прокофьев

(1891-1953)

Опера "Война и мир", 3CD


"Надо держать равновесие,
чтобы оно не завалилось..."

(Андрей Болконский)

Получив от фирмы РЕДИ тройной альбом CD с оперой Сергея Прокофьева "Война и мир", я решил, не теряя времени, послушать его в наушниках на работе. Эта опрометчивая идея чуть было не повлекла за собой "завал" темы пресловутого "конца года" и, как следствие - увольнение Вашего покорного слуги из уважаемого учреждения с последующим "поиском работы на асфальте". Дело в том, что, загрузив CD-драйвер своего трудяги-Пентиума, и нажав Play в сером окошечке известной программы, я в буквальном смысле слова выпал из жизни. Как оказалось - на целых три дня. По одному дню на каждый диск...

Музыка Прокофьева обладает потрясающей энергетикой! Понимаю, что неправомочно употреблять здесь именно это слово, но именно такое определение наиболее часто встречается у западных критиков-"прокофьеведов". Примерно, как слово "экология" в декларациях партии Зелёных.

Начиная писать эту рецензию, я был уверен, что откажусь от аудио-иллюстраций - изысканную музыку одного из самых странных русских гениев XX столетия невозможно передать через скупые возможности RealAudio. С другой стороны, как не использовать возможность познакомить Вас хотя бы с некоторыми фрагментами прекрасной оперы? Дилемма... На свой страх и риск я, всё же оцифровал несколько маленьких частей и прошу Вас о снисхождении, ибо как никто знаю - чтобы навсегда отбить у человека любовь к самому прекрасному классическому произведению, достаточно дать ему послушать это произведение в безобразном качестве записи. Поэтому спешу предупредить: представленные RA-файлы не очень большие по объёму, но качество звука оставляет желать лучшего!

В опере "Война и мир" сошлись силы двух великих неуёмных стихий - прозы Толстого и музыки Прокофьева. Получилось грандиозное полотно, с рельефно выписанными деталями - можно подойти очень близко и с интересом разглядывать подробности, а когда надоест - сделать несколько шагов назад, чтобы от открывшегося величия захватило дух...

Представьте себе натуральный, нерифмованный, взятый непосредственно из романа, текст, сурово пропеваемый в хоровом прологе: "Силы двунадесяти языков Европы ворвались в Россию... В русском народе всё более и более разгоралося чувство оскорбления...". Феноменальный эффект! Внимание слушателя захватывается целиком и полностью, теперь автору остаётся только сфокусировать его на нужной идее...

Этот приём, - ввод прямого Толстовского текста, - Прокофьев использует постоянно. По его мнению, герои оперы являются естественными продолжениями романа Толстого, а отнюдь не представителями некой "грани отражённого мира". И если в романе, например, Граф Ростов сообщает Княжне Марье: "...Уж как я рад, что вы познакомитесь. Ежели позволите, княжна, на четверть часика подкину Вам мою Наташу, я оставил бы вас, а сам к Ахросимовой съездил...", а Наполеон произносит: "...Одно моё слово, одно движение руки - и погиб этот древний азиатский город, священная Москва. Но моё милосердие всегда готово снизойти к побеждённым. С высот Кремля я дам им законы справедливости...", то в опере они делают тоже самое. Точнее, пропевают, но на то она и опера, чтобы петь. Другое дело, что именно такая подача материала совершенно не выглядит неуместной - и в этом тоже проявляется гений композитора.

"Война и мир" фактически явилась лебединой песней Прокофьева. Написав оперу в первые годы Великой отечественной войны (партитура была закончена весной 1942 года), композитор дорабатывал её всю оставшуюся жизнь... Доводил до совершенства арии, вводил новые сцены (в частности, знаменитую сцену с умалишёнными, принятыми французским капитаном Рамбалем за священников), шлифовал хоры, делал драматургическую коррекцию - шутка ли, в трёхчасовой опере развить темы 60-ти персонажей! Особенно любил Прокофьев в своём детище танцевальные и массовые сцены - достаточно послушать такие фрагменты, как знаменитый вальс из 2-й картины, сцены "Сожжение Москвы", "Сбор ополченцев", или многочисленные солдатские и народные хоры, чтобы разделить с автором его любовь. Часто Прокофьев использует свои любимые дисонирующие гармонии (кстати говоря, широко применяемые в современной рок-музыке) и "рваные" ритмы - всё это создаёт эффект большого драматического напряжения, иногда буквально до мурашек по спине. В 12-й картине, в сцене "Бред Болконского", с достоверностью Иеронима Босха композитор рисует образ навязчивого полубреда, в виде непонятного слова "пити... пити... пити...", монотонно пропеваемого хором за сценой на фоне сомнамбулических проведений в оркестре. Музыкальное воплощение изматывающей, пульсирующей боли, стучащей в висках, и порождающей непонятные галлюцинации. Невольно начинаешь сочувствовать князю Андрею - не всякое сознание такое выдержит...

В опере "Война и мир" Прокофьев использовал большую часть музыкального потенциала, накопленного в более ранних произведениях. Так, например, в батальных сценах можно встретить мелодические интонации фрагментов "Ледовое побоище" и "Мёртвое поле" из кантаты "Александр Невский". Кое-где попадаются приёмы, уже отработанные композитором в операх "Маддалена" и "Любовь к трём апельсинам".

Особого внимания заслуживает жемчужина оперы - ария Кутузова "Величавая, в солнечных лучах..." из 10-й картины. Мелодия этой арии (названная Прокофьевым "темой Москвы") вскользь проходит в сцене "Бред Болконского", а затем воплощается в грандиозном финале оперы ("За отечество шли мы в смертный бой..."), где она приобретает совершенно иную тембровую окраску, так как исполняется уже не солистами, а сводным хором. Однако мало кто помнит, что у этой мелодии есть ещё и "старший брат" - вокализ из оратории "Иван Грозный". Впрочем, есть ещё и "младшая сестра" (весьма вульгарная особа!) - тема любви, используемая в одной из рок-композиций Эндрю Ллойд Уеббера. Впрочем, к Прокофьеву она уже почти не имеет отношения.

На представленном на сервере CDRU тройном компакте "Война и мир" зафиксировано всё то, что многие десятилетия делало оперную труппу Большого театра Союза СССР одной из лучших в мире: певцы "первой обоймы" (Лисициан, Вишневская, Кибкало, Петров, Архипова, Масленников...), хорошо выстроенный хор, и оркестр отменной квалификации. Над всем этим "высшим пилотажем" царит гений дирижёра А. Мелик-Пашаева. По ощущениям это как раз то, что Евгений Козловский в одной из своих рецензий назвал Драйвом. Именно с большой буквы! То есть тем самым Драйвом, который применим, как понятие, именно к классической музыке. Поясню - читая ещё в школе "Войну и мир" Толстого, я, признаться, довольно поверхностно сочувствовал "доморощенному философу" Пьеру Безухову или, например, обманутой "галантерейным кавалером" Анатолем Наташе Ростовой. Однако, при прослушивании оперы Прокофьева в интерпретации ушедших в историю лучших сил Большого театра, я поймал себя на ощущениях невольного соучастия с событиями ожившего в музыке великого романа. В общем, альбом "от РЕДИ" сыграл со мной довольно злую шутку, ибо теперь для меня голос Наташи Ростовой - это голос молодой Галины Вишневской. Голос Безухова - голос Владимира Петрова. А слова Кутузова, сказанные на Бородинском поле: "Бесподобный народ, чудесный, бесподобный народ...", в интерпретации неподражаемого А. Кричевни, обрели весьма устойчивый смысл.

Я нарочно делаю акцент на слове "голос" - увидеть этих исполнителей на сцене мне уже не пришлось, причём по независящим от меня причинам. Сейчас модно со снисходительной улыбкой относиться к популярному дуэту "Вишневская&Ростропович". Но это сейчас. Опера "Война и мир" 1961 года записи показывает Вишневскую как весьма уникальное явление того далёкого периода. Именно ЯВЛЕНИЕ, а не капризную примадонну Большого театра Союза СССР, образ которой вырисовывается в книге "Галина. История жизни".

Запись произведена на фирме "Мелодия" в 1961 году известным звукорежиссёром А. Гросманом, а восстановлена, стереофицирована и оцифрована в 1997 году шведской фирмой "Jimmy Ltd". Вся работа проделана на очень высоком уровне - слышны малейшие нюансы в оркестре, а неповторимые тембры солистов подчёркнуто рельефны... Картины романа Толстого, рисуемые музыкальными средствами, настолько ярки и реалистичны, что вполне могут восприниматься без громоздких гиперреалистичных декораций, столь любимых в Большом театре. Буклет альбома содержит биографии основных исполнителей, либретто оперы и полный её текст с указанием номеров треков.

Со всей ответственностью заявляю - перед нами альбом, который безусловно стоит приобрести. Ибо он способен стать, как изысканным подарком настоящего ценителя настоящему ценителю, так и украшением любой уважающей себя музыкальной коллекции.


Copyright 1998 Борис Тараканов

E-mail tboris@hotmail.com
Home page www.tarakanov.net

Музыкальные обзоры Бориса Тараканова

отправить свои комментарии, пожелания, предложения и т.д.


Обзоры этого автора
Сергей Прокофьев - Опера "Война и мир"
Христоф Виллибальд Глюк "Орфей и Эвридика"
Дж. Россини "Stabat Mater"
Габриель Форе. "Реквием"
С.И. Танеев, кантата "Иоанн Дамаскин"
М. Равель, "Болеро" и "Павана на смерть инфанты"
Giacomo Puccini, "Messa di Gloria"
Э. Григ, сюиты "Пер Гюнт" и концерт для ф-но с оркестром.
Haydn - Collection
Бах - Бранденбургский концерт
Гендель "Ода на день Св. Цецилии"
Джузеппе Верди "Трубадур"
Вивальди "Времена года"
Карл Орф "Carmina Burana"
Гендель "Музыкa на воде"


[Первая страница]
[Обзоры]
[Рок энциклопедия]
[Музей]

Music Phone Banner